"Сентенции (1401 - 1600)".



1401. и удача усмехнётся нам.
* * *

1402. Благородство и есть душевная основа всякого аристократизма.
* * *

1403. Управление – процесс информационный.
* * *

1404. Власть – это реализуемая способность управлять.
* * *

1405. «Случай – это случай. Два – тенденция. Три – закономерность», – гласит неофициальная научная мудрость.
* * *

1406. Большие одолжения порождают не благодарных, а мстительных; и если маленькое благодеяние не забывается, оно обращается в гложущего червя.
/Ницше/
* * *

1407. Трудно жить с людьми, ибо так трудно хранить молчание.
/Ницше/
* * *

1408. И кто не птица, не должен парить над пропастью.
/Ницше/
* * *

1409. Тому повелевают, кто не может повиноваться самому себе.
/Ницше/
* * *

1410. Разве ты не знаешь, кто наиболее нужен всем? Кто приказывает великое.
/Ницше/
* * *

1411. Самые тихие слова – те, что приносят бурю.
/Ницше/
* * *

1412. Всё совершенное учит надеяться.
/Ницше/
* * *

1413. Апостол Павел говорил: «Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом».
/к Евреям 11;1/
* * *

1414. Да, где-нибудь кончается долг… там, где предел нашим силам, именно там…
* * *

1415. Крайние решения почти неизбежно приводят к тяжёлым последствиям.
* * *

1416. Так, с помощью маленьких хитростей и уловок или, как говорится, «всеми правдами и неправдами».
* * *

1417. заглядывать себе в душу и давать себе точный и честный отчёт в своих поступках и мыслях. А без этого нет и не может быть нравственного совершенствования.
* * *

1418. Под красивым флагом легко провезти какой угодно груз.
* * *

1419. Всё, конечно, имеет свои причины.
* * *

1420. Спорить о словах – бесполезно и скучно.
* * *

1421. Нельзя служить одновременно двум богам.
* * *

1422. Психологическим побуждением и спутником разрушения всегда является ненависть.
* * *

1423. Или, быть может, вернее это было простое кипение, которое поглощало всё время, давало только видимость содержания. Вечная суетня не позволяла оставаться долго наедине с самим собой, чтобы отдать себе отчёт в своей жизни, в том, с каким багажом готовишься встретить будущее.
* * *

1424. Но в настоящее время в этой области всё так перепуталось, что разобрать концы и начала очень трудно.
* * *

1425. ища чужого, о своём в оный день возрыдает…
* * *

1426. Зло подобает прикрашивать словами.
* * *

1427. Слова Мирабо: «Невозможно? Никогда не говорите мне этого глупого слова!».
* * *

1428. мудрость беспристрастна и нелицемерна.
/Иаков 3:17/
* * *

1429. Ибо от избытка сердца говорят уста.
/от Матфея 12; 34-35/
* * *

1430. ибо от слов своих оправдаешься и от слов своих осудишься.
/от Матфея 12; 36-38/
* * *

1431. Время реализации последствий слов в событиях разное.
* * *

1432. при молитве, при обращении к Богу следует и устремляться взглядом вверх. Ведь глаза – это не только зеркало души, это вход в душу человека, и куда он устремляет свой взгляд, туда и устремляет свою душу.
* * *

1433. пока человек внутренне не согласится с тем, что ему предлагается извне, до тех пор ни мысли, ни чувства, ни действия его не будут изливаться в предлагаемом направлении.
* * *

1434. Но когда человек начинает объяснять себе, другим причину своего поступка, действия – тогда он объясняет свою несвободу, утрату своей свободы.
* * *

1435. И пока тот, внутренний не даст своё согласие, внешний будет бездействовать.
* * *

1436. Домыслы - это то, чего нет в настоящем, а возникло в мыслях, или догадки о том, что будет в будущем.
* * *

1437. Следует понять, что само собой ничего не бывает.
* * *

1438. Посеявший ветер пожнёт бурю.
* * *

1439. Хотя бы зависть побудила молчать всех твоих современников, явятся те, кто будет судить без обиды и пристрастия.
/Сенека/
* * *

1440. В любой самой трудной ситуации необходимо помнить о всемогуществе любви.
* * *

1441. Влюблённые не терпят проволочек.
* * *

1442. Глаза прекрасной королевны заблистали ярче брильянтов её диадемы.
* * *

1443. Веруя таким образом, мы ничего более не исследываем.
* * *

1444. Итак Бог, яко всеведущий и промышляющий о пользе каждого, открыл всё, что знать нам полезно, и умолчал о том, чего не можем вместить.
* * *

1445. Болезни посылает на тех, для которых полезнее иметь связанные члены тела, нежели беспрепятственно стремиться ко греху.
* * *

1446. потому что сложность всегда обличает некоторое несовершенство.
* * *

1447. ибо неизбежно подчинены условиям пространства и времени, и следовательно подлежат переменам.
* * *

1448. наг ад пред ним, и несть покрывала пагубе.
/Иов 26,6/
* * *

1449. помолимся Отцу твоему, иже втайне: и Отец твой видяй втайне, воздаст тебе яве.
/от Матфея 6,6/
* * *

1450. истина Господня пребывает во век.
/ Пс. 116,2/
* * *

1451. высочайшую премудрость Божию: она состоит в совершеннейшем знании наилучших целей и наилучших средств, и вместе – в совершеннейшем умении прилагать последние к первым.
* * *

1452. Свобода есть существеннейшая принадлежность сознающего себя духа.
* * *

1453. 2) Совершеннейшая святость.
, и во всех своих действиях совершенно верен нравственному закону.
* * *

1454. Грехи ваши разлучают между вами и между Богом, и грех ради ваших отврати лице своё от вас .
/ Ис. 59, 2/
* * *

1455. и мы святы, но не по естеству, а по причастию, подвигу и молитве.
* * *

1456. и доброе дело должно быть не принужденно.
* * *

1457. Мы сознаём в себе непреложный нравственный закон, который и сам по себе свят и от нас требует одной святости; но этот закон дан нам от Бога и есть выражение воли Его.
* * *

1458. Всякая несправедливость к другим может происходить в нас только от двух причин: от незнания или заблуждения нашего рассудка и от превратности воли.
* * *

1459. самобытен, т.е. ничем никому не одолжен.
* * *

1460. правда /justitia/, действительное /realis/, мысль /fixa/, имя /nomina/, простого /peschito/, пояснение /dispensatione/, существа /substantia, сущность/, начало /principium, монархия/, рождённость /generation/, исхождение /processio/, члены /terminos/, владыка /dominus/, умопредставлениями /идеями/, первообраз /прототип/, тело /corpus/, провозвестником /arbiter/, благодати /beneficio/, причастником /traducem/, восприял /contraxit/, даяние /dono/, в напасть /во искушение/, освящение /sanctification/, оправдание /justification/, благодать /харизма/, постоянные совершители /ministri ordinary/, чрезвычайные совершители /extraordinary/, таинство /sacramentum/, служение /servitus/.
* * *

1461. людей обмануть можно, но Бога никогда.
* * *

1462. научимся, по мере сил своих, подражать Его высочайшей премудрости, стремясь постоянно к той верховной цели, которую Он нам предназначил, и избирая для сего те надёжнейшия средства, какия Он же сам и предначертал для нас в своём откровении.
* * *

1463. главное попечение Христиан «знать Бога и Слово Его».
* * *

1464. а если мы должны так веровать: почему же не должны так и говорить.
* * *

1465. аз есмь дверь: никтоже прийдёт к Отцу, токмо мною /Иоан . 10, 9/; никтоже может прийти ко мне (Сыну), аще не Отец мой небесный привлечёт его. /- 6, 44/.
* * *

1466. разносущное не узнаётся из разносущного. Существа разнородныя и одно другому чуждыя не могут объяснять себя взаимно; но имеющия одну природу познаются одно из другого.
* * *

1467. Сердцем бо веруется в правду, усты же исповедуется во спасение.
/Рим. 10,9.10/
* * *

1468. всегдашнее ожидание делает более ревностными в благочестии.
* * *

1469. свидетельствует мне Слово премудрости, которое само есть Бог.
* * *

1470. К несчастию, голос ревнителей истины не был услышан.
* * *

1471. а что никогда не начиналось, о том нельзя сказать, чтобы оно и кончилось.
* * *

1472. ибо догматы все изречены нам Богом.
* * *

1473. мы верою разумеваем.
* * *

1474. не было и тогда, где не было времени.
* * *

1475. и люди поучишася тщетным.
* * *

1476. Дух истины, иже от Отца исходит /Иоан. 15,25/. Посему представляй Трёх, - повелевающего Господа, созидающее Слово и утверждающаго Духа.
* * *

1477. Премудрость не может действовать без цели.
* * *

1478. Мысль частная, но благочастивая.
* * *

1479. Начало греха гордыня.
* * *

1480. Всякое совершенство естественно возбуждает к себе почтение.
* * *

1481. Начало и совокупность выражают – вместе.
* * *

1482. сотворил духом и вместе плотью, духом для принятия благодати, плотью в предупреждение гордости.
* * *

1483. а без свободы нет ни религии, ни нравственности, ни заслуги.
* * *

1484. образ Божий получаем мы от Бога вместе с бытиём, а подобие должны приобретать сами, получивши к тому от Бога только возможность – которая проявляется посредством нашей деятельности.
* * *

1485. и весь этот мир есть для тебя как бы живая книга, которая проповедует славу Божию, и возвещает тебе, имеющему разум, о сокровенном и невидимом величии Божием, чтобы ты познавал Бога истины. Храни твёрдо в памяти мною сказанное.
* * *

1486. Надлежало, чтобы человек прежде всего получил бытие, получивши возрастал, возрастая мужал, мужая укреплялся, укрепляясь усовершался, усовершаясь прославлялся, прославляясь удостоивался видеть Бога.
* * *

1487. Эдем означает наслаждение.
* * *

1488. Посему нужно было, чтобы человек был прежде испытан, ибо муж неиспытанный и неискушённый не заслуживает внимания.
* * *

1489. и Богу угодно не вынужденное, но совершаемое добродетельно. Добродетель же происходит от произволения, а не от необходимости.
* * *

1490. и попустил человеку испытать смерть, чтобы научить, чего он может достигнуть сам собою, и чем пользовался по благости Создателя.
* * *

1491. мы любим добро по своей природе, желаем его, соуслаждаемся ему, - но чтобы творить добро, не находим в себе сил; мы зла не любим по природе, а между тем влечёмся к нему неудержимо.
* * *

1492. самовластна душа; посему Диавол подстрекать может, а принудить против воли не имеет власти.
* * *

1493. В воле царя расположить полки воинов, в воле Божией – определённый устав для всего.
* * *

1494. День заключает в себе существенность света, но к совершению своему имеет нужду в солнце. Так и добрые дела производятся людьми, но в совершение приводятся Богом.
* * *

1495. ибо простота мирна и безмятежна.
* * *

1496. Богословие вверяет священноначальство над нами ангелам.
* * *

1497. потому что пятна виднее на чистой одежде.
* * *

1498. Судими же, от Господа наказуемся, да не с миром осудимся.
/1Кор. 11, 30-32/
* * *

1499. милости хочу, а не жертвы.
/Ос. 6,6/
* * *

1500. сколько бесконечна сама вечная правда.
* * *

1501. Нам нужно было знать, что нас не принуждают, а убеждают.
* * *

1502. Докет с греческого – мню, думаю, кажусь.
* * *

1503. Прежде денницы, т.е. прежде всякого времени.
* * *

1504. да пред Иисусом Христом, Господом нашим и Богом, Спасителем и Царём, по благоволению Отца невидимого, преклонится всяко колено небесных, земных и преисподних.
* * *

1505. и как смерть получила над нами победу чрез человека, так чрез человека же и мы получили победу над смертью.
* * *

1506. Здесь нет ничего позорного; потому что позорен один грех.
* * *

1507. Каждое существо тем, что действует, выражает своё естество; и это есть непременный закон.
* * *

1508. Это учение объемлет собою всё существо религии восстановленной, и состоя из двух частей: закона веры и закона деятельности, всецело направлено к одной великой цели – спасению человека.
* * *

1509. самого начала всякого греха – гордыни или самолюбия.
* * *

1510. Иисусом, т.е. Спасителем.
* * *

1511. посреди этого потопа века сего.
* * *

1512. Не имеющий материю Церкви, не может иметь Отцом своим Бога.
* * *

1513. всякого рода вещь должна быть оцениваема по своему началу.
* * *

1514. необходимо водительство духа, чтобы взойти на высоту веры.
* * *

1515. Не хочешь исцелиться от Него? Сам будешь своим судиею.
* * *

1516. Я не очень лёгок на ногу, но не без надежды на награду напрягаю свои мышцы в бегу;
* * *

1517. И так как в откровении, соответственно трём главным силам души человеческой, уму, воле и чувству, которыми откровение должно быть принято и усвоено, содержатся троякаго рода истины: догматические, нравственные и обетования, то и вера Христианина проявляется в трёх частных видах: а) как вера в теснейшем смысле, которою приемлются и усвояются истины догматические; б) как любовь, которою приемлются и усвояются истины нравственные, и в) как надежда, которою приемлются и усвояются обетования.
* * *

1518. И хвалимся упованием славы Божией.
* * *

1519. Ибо не всякий, недостойный наказания, достоин уже и чести; равно как не всякий, недостойный чести, достоин уже наказания.
* * *

1520. Ибо всеконечно то, чего коснётся Дух Святый, освящается и прелагается.
* * *

1521. Слово: аминь, обыкновенно употребляется для показания самого сильного, твёрдого и непререкаемого уверения в истине.
* * *

1522. Сила благословения более, нежели сила природы: ибо благословением и сама природа изменяется.
* * *

1523. избирать средства, согласныя, дабы старание не осталось без успеха.
* * *

1524. споры были тем безрассуднее, чем жарче. Ибо не безызвестно было, кто преимуществует пред всеми, как солнце пред звёздами.
* * *

1525. Поклонением выражается любовь и уважение к кому либо.
* * *

1526. да не обольщает себя кто либо нескоростию казни по медленности суда.
* * *

1527. и таким образом благодатию Божиею не суетны будут усилия к достижению того, к чему он стремится с верою.
* * *

1528. Ни один взор очей не избежит суда.
* * *

1529. , или лучше сказать потому и страшный, что он праведен.
* * *

1530. пожерта бысть смерть победою.
* * *

1531. Чувство глубоко, потому что мы считаем глубокой сопровождающую его мысль. Но «глубокая» мысль может всё же быть весьма далека от истины, как например, всякая метафизическая мысль; если от глубокого чувства отнять примешанные к нему элементы мысли, то останется сильное чувство; последнее же свидетельствует для познания только о самом себе, точно так же как сильная вера доказывает только свою силу, а не истинность своего объекта.
/Ницше/
* * *

1532. Первая ступень логического есть суждение; сущность же его состоит, согласно признанию лучших логиков, в вере. В основе всякой веры лежит чувство приятного или болезненного в отношении к ощущающему субъекту. Нас органических существ, первоначально интересует в каждой вещи только её отношение к нам в смысле удовольствия и страдания.
/Ницше/
* * *

1533. Мы – изначально нелогичные и потому несправедливые существа и можем познать это; и это есть одна из величайших и самых неразрешимых дисгармоний бытия.
/Ницше/
* * *

1534. 33. Заблуждение о жизни необходимо для жизни. Всякая вера в ценность и достоинство жизни основана на нечистом мышлении; она возможна только потому, что сочувствие к общей жизни и страданиям человечества весьма слабо развито в личности. Даже те редкие люди, мысль которых вообще выходит за пределы их собственной личности, усматривают не эту всеобщую жизнь, а только ограниченные части последней. Если уметь обращать взор преимущественно на исключения – я хочу сказать, на высокие дарования и богатые души, - если их возникновение считать целью мирового развития и наслаждаться их деятельностью, то можно верить в ценность жизни именно потому, что при этом упускаешь из виду других людей, т.е. мыслишь нечисто. И точно так же, пусть даже сосредоточиваясь на всех людях, но признавая в них действие только одного рода мотивов – менее эгоистических – прощая им другие влечения, можно опять-таки надеяться на что-либо от всего человечества и постольку верить в ценность жизни, следовательно, и в этом случае благодаря нечистоте мышления. Будешь ли поступать так или иначе, при таком отношении к жизни являешься исключением среди людей. Но ведь огромное большинство людей как раз выносит жизнь без особого ропота и, следовательно, верит в ценность жизни – и притом именно потому, что каждый ищет и утверждает только себя самого и не выходит за пределы себя, как упомянутые исключения: всё внеличное для них совсем незаметно или в крайнем случае заметно лишь как бледная тень. Следовательно, ценность жизни для обыкновенного, повседневного человека основана исключительно на том, что он придаёт себе большее значение, чем всему миру. Большой недостаток фантазии, которым он страдает, обусловливает то, что он не может вчувствоваться в другие существа и потому принимает в их судьбе и страданиях лишь минимальное участие. Тот же, кто действительно способен на участие, должен был бы отчаяться в ценности жизни; если бы ему удалось охватить и ощутить совокупное сознание человечества, он разразился бы проклятием в адрес существования, - ибо человечество в целом не имеет никаких целей, следовательно, человек, созерцая жизненный путь, мог бы найти в нём не утешение и поддержку себе, а только отчаяние. Если при всём, что он делает, он видит конечную бесцельность человека, то и его собственная деятельность приобретает в его глазах характер бесплодной траты сил. Сознавать же себя в качестве части человечества (а не только в качестве индивида) расточаемым, подобно тому как природа на наших глазах расточает отдельные цветки, есть чувство, превышающее все другие. – Но кто способен на него? Конечно, только поэт; поэты же всегда умеют утешиться.
/Ницше/
* * *

1535. Ибо даже самый тонкий ум не в состоянии достойно оценить искусство шлифования сентенций, если он сам не воспитан для него и не соперничал в нём. Без такого практического опыта эту лепку и отделку считают более лёгкой, чем она есть на самом деле: меткость и прелесть изречений не чувствуют достаточно отчётливо. Поэтому нынешние читатели сентенций получают от них сравнительно незначительное удовольствие, почти ничтожную сладость, так что с ними дело обстоит так же, как со средними людьми, рассматривающими камеи: они хвалят там, где не могут любить, и охотно готовы восхищаться, но ещё охотнее убегают прочь.
* * *

1536. 36. Возражение. Или, может быть, суждению, что психологическое наблюдение принадлежит к усладительным, целебным и облегчающим средствам бытия, можно противопоставить обратное соображение? Может быть, люди достаточно убедились в неприятных последствиях этого искусства и теперь сознательно отклоняют от него взоры тех, которые хотят воспитывать себя? В самом деле, известная слепая вера в благость человеческой природы, врождённое отвращение к анализу человеческих действий, своего рода стыдливость перед обнажённостью души, быть может, действительно более желательны для общего блага человека, чем это полезное в отдельных случаях свойство психологической дальнозоркости; и, быть может, вера в добро, в добродетельных людей и добродетельные поступки, в обилие безличной благожелательности в мире сделала людей лучшими, поскольку она сделала их менее недоверчивыми. Когда с восторгом подражают героям Плутарха и испытывают отвращение к тому, чтобы подозрительно доискиваться истинных мотивов их поступков, то это идёт на пользу, правда, не истине, но благополучию человеческого общества: психологическое заблуждение и вообще смутность в этой области помогают прогрессу человечности, тогда как познание истины, быть может, движется вперед благодаря возбудительной силе гипотезы. Ларошфуко и другие французские мастера по части испытывания души походят на метко целящихся стрелков, которые всегда попадают в чёрную точку – но в чёрную точку человеческой природы. Их умелость возбуждает изумление, но под конец зритель, руководствующийся не духом науки, а духом человеколюбия, быть может, проклянёт искусство, которое, по-видимому, внедряет в души людей чувства умаления и подозрительности.
/Ницше/
* * *

1537. Кто обещает кому-либо, всегда любит его.
/И.Черных/
* * *

1538. Но трагедия состоит в том, что в эти догмы религии и метафизики нельзя верить, если соблюдать в сердце и голове строгий метод истины.
/Ницше/
* * *

1539. Опасно прохождение, опасно быть в пути, опасен взор, обращённый назад, опасны страх и остановка.
/Ницше/
* * *

1540. Заратустра отвечал: «Я несу людям дар». «Не давай им ничего, - сказал святой. – Лучше сними с них что-нибудь и неси вместе с ними – это будет для них всего лучше, если только это лучше и для тебя! И если ты хочешь им дать, дай им не больше милостыни и ещё заставь их просить её у тебя!»
«Нет, - отвечал Заратустра, - я не даю милостыни. Для этого я недостаточно беден». Святой стал смеяться над Заратустрой и так говорил: «Тогда постарайся, чтобы они приняли твои сокровища!».
/Ницше/
* * *

1541. Зло вырастает из борьбы твоих добродетелей.
/Ницше/
* * *

1542. Храни свято свою высшую надежду!
/Ницше/
* * *

1543. Но самым опасным врагом, которого ты можешь встретить, будешь всегда ты сам.
/Ницше/
* * *

1544. Тому повелевают, кто не может повиноваться самому себе.
/Ницше/
* * *

1545. Кто не верит себе самому, всегда лжёт.
/Ницше/
* * *

1546. Ты молод и желаешь ребёнка и брака. Но я спрашиваю тебя: настолько ли ты человек, чтобы иметь право желать ребёнка?
         Победитель ли ты, преодолел ли ты себя самого, повелитель ли чувств, господин ли своих добродетелей? Так спрашиваю я тебя.
          Или в твоём желании говорят зверь и потребность? Или одиночество? Или разлад с самим собою?
          Я хочу, чтобы твоя победа и твоя свобода страстно желали ребёнка.
/Ницше/
* * *

1547. Глубокое уважение друг перед другом называю я браком, как перед хотящими одной и той же воли.
/Ницше/
* * *

1548. Величайшие события – это не наши самые шумные, а наши самые тихие часы.
/Ницше/
* * *

1549. Случайное совпадение намерений.
* * *

1550. Любезности, которые оказывают нам нелюбимые люди, мы причисляем к их поступкам против нас.
/Ницше/
* * *

1551. Люди, которые дарят нам своё полное доверие, думают, что тем самым они приобретают право на наше доверие. Но это – ложное заключение: подарками не приобретаешь прав.
/Ницше/
* * *

1552. Люди, которые не чувствуют себя уверенными в обществе, пользуются всяким случаем, чтобы перед обществом показать на ком-либо, кто ниже их, своё превосходство, например, с помощью насмешек.
/Ницше/
* * *

1553. 373. Самомнение. Ничего не следует так остерегаться, как произрастания той сорной травы, которая зовётся самомнением и портит нам всякую хорошую жатву; ибо есть самомнение в сердечности, в знаках почитания, в благожелательной доверчивости, в ласке, в дружеском совете, в признании ошибок, в сочувствии другим людям, и все эти прекрасные вещи возбуждают отвращение, когда между ними растёт такая сорная трава. Самомнительный человек, т.е. человек, который хочет иметь большее значение, чем он есть или кажется, делает всегда ложный расчёт. Правда, он на мгновение достигает успеха, так как те, в отношении которых он самомнителен, обыкновенно дают ему требуемую меру чести из страха или из инертности; но они жестоко мстят за это: ту сумму чести, которую он неправильно от них требовал, они вычитают из ценности, которую они признавали за ним доселе. Ничего люди не продают так дорого, как своё уничижение. Самомнительный человек может настолько умалить и сделать сомнительными в глазах других людей свои подлинные большие заслуги, что их будут топтать ногами.
Даже гордое поведение следовало бы позволять себе лишь в тех случаях, когда можешь быть вполне уверен, что не будешь ложно понят и признан самомнительным, например перед друзьями и жёнами. Ибо в сношениях с людьми нет большей глупости, как навлечь на себя репутацию самомнительного человека; это ещё хуже, чем не уметь вежливо лгать.
/Ницше/
* * *

1554. 374. Диалог. Диалог есть совершенный разговор, так как всё, что говорит один, приобретает определённую окраску, звучность, сопровождающий жест в точном расчёте на другого, с кем говоришь, т.е. аналогично тому, что случается в письменном общении, когда один и тот же человек обнаруживает десяток способов выражения своей души, смотря по тому, кому он пишет. В диалоге существует лишь одно-единственное преломление лучей мысли – это преломление создаёт собеседник, как зеркало, в котором мы хотим снова увидеть наши мысли в возможно лучшей форме. Но как обстоит дело при двух, трёх и более собеседниках? Тут разговор неизбежно теряет индивидуализирующую тонкость, различные соображения перекрещиваются и взаимно уничтожаются; оборот, который приятен одному, приходится не по вкусу другому. Поэтому человек в общении с многими вынужден отступать назад, к самому себе, излагать факты, как они есть, но лишать предметы того лёгкого эфира гуманности, который делает разговор самой приятной вещью на свете. Вслушайтесь в тон, которым обыкновенно говорят мужчины с целыми группами мужчин; генерал-бас всех их речей как бы звучит: «таков я, так говорю я, думайте об этом, как хотите!» Это есть причина, почему даровитые женщины по большей части оставляют в том, кто познакомился с ними в обществе, тягостное, отчуждающее, отталкивающее впечатление: их обращение ко многим, их разговор со многими лишает их всякой духовной привлекательности и лишь выставляет в ярком свете их сознательную мысль о самих себе, их тактику и намерение одержать публичную победу, тогда как те же самые женщины в беседе вдвоём снова становятся женщинами и вновь обретают свою духовную прелесть.
/Ницше/
* * *

1555. Многие упорны в отношении раз избранного пути, немногие – в отношении цели.
/Ницше/
* * *

1556. Человек ведёт себя непроизвольно благородно, когда он научился ничего не желать от людей и всегда давать им.
/Ницше/
* * *

1557. Совсем не говорить о себе есть весьма благородное лицемерие.
/Ницше/
* * *

1558. Мы так охотно остаёмся на лоне природы, потому что она не имеет мнения о нас.
/Ницше/
* * *

1559. Самый недвусмысленный признак пренебрежительного отношения к людям состоит в том, что ценишь каждого исключительно как средство для своей собственной цели и не признаёшь в других отношениях.
/Ницше/
* * *

1560. Кто много мыслит, и при том объективно, тот легко забывает свои собственные переживания, но не те мысли, которыми они были обусловлены.
/Ницше/
* * *

1561. Один держится за какое-либо мнение, потому что он горд тем, что сам дошёл до него, другой – потому, что он с трудом научился ему и гордится тем, что постиг его, т.е. оба из тщеславия.
/Ницше/
* * *

1562. Доброе дело так же боязливо избегает света, как и злое дело: последнее боится, что, когда оно станет известным, наступит боль (через наказание), первое же боится, что, когда оно станет известным, исчезнет удовольствие (именно, то чистое удовольствие от самого себя, которое тотчас же прекращается, как только привступает удовлетворение тщеславия).
/Ницше/
* * *

1563. Мы охотно допускаем загадочное и иррациональное, если оно льстит нашей самооценке.
/Ницше/
* * *

1564. Кто чувствует, что он оказывает на другого большое внутреннее влияние, тот должен предоставить ему полную свободу и при случае охотно допускать его противоборство и даже содействовать ему; иначе он неизбежно создаст себе врага.
/Ницше/
* * *

1565. Наконец, вполне созревшие головы любят истину даже там, где она является простой и наивной и внушает скуку обыкновенному человеку; ибо они заметили, что высшую свою мудрость истина обыкновенно высказывает с наивной миной.
/Ницше/
* * *

1566. Цинизм есть единственная форма, в которой пошлые души соприкасаются с тем, что называется искренностью.
/Ницше/
* * *

1567. Нужно уметь сохранять себя – сильнейшее испытание независимости.
/Ницше/
* * *

1568. Женщина научается ненавидеть в той мере, в какой она разучивается очаровывать.
/Ницше/
* * *

1569. Очень умным людям начинают не доверять, если видят их смущёнными.
/Ницше/
* * *

1570. Музыка является средством для самоуслаждения страстей.
/Ницше/
* * *

1571. Там, где не подыгрывает любовь или ненависть, женщина играет посредственно.
/Ницше/
* * *

1572. Чем абстрактнее истина, которую ты хочешь преподать, тем сильнее ты должен обольстить ею ещё и чувства.
/Ницше/
* * *

1573. Только из области чувств и истекает всякая достоверность, всякая чистая совесть, всякая очевидность истины.
/Ницше/
* * *

1574. Соблазнить ближнего на хорошее о ней мнение и затем всей душой поверить этому мнению ближнего, - кто сравнится в этом фокусе с женщинами!
/Ницше/
* * *

1575. Мы не ненавидим ещё человека, коль скоро считаем его ниже себя; мы ненавидим лишь тогда, когда считаем его равным себе или выше себя.
/Ницше/
* * *

1576. Бесчеловечно благословлять там, где тебя проклинают.
/Ницше/
* * *

1577. Не то, что ты оболгал меня, потрясло меня, а то, что я больше не верю тебе.
/Ницше/
* * *

1578. Принцип… собственно настоящий фундамент этики, которого ищут в течение тысячелетий, как философский камень…
/Ницше/
* * *

1579. но истый философ чувствует бремя и обязанность подвергаться многим испытаниям и искушениям жизни: он постоянно рискует собою, он ведёт скверную игру…
/Ницше/
* * *

1580. господин своих добродетелей, обладатель огромного запаса воли; вот что должно называться величием: способность отличаться такой же разносторонностью, как и цельностью, такой же широтой, как и полнотой.
/Ницше/
* * *

1581. Научиться понимать, что такое философ, трудно оттого, что этому нельзя выучить: это нужно «знать» из опыта – или нужно иметь гордость не знать этого.
/Ницше/
* * *

1582. тут истина должна употребить все силы, чтобы подавить зевоту, если ей приходится отвечать. Но в конце концов ведь она женщина – не следует применять к ней насилие.
/Ницше/
* * *

1583. Но нужно быть не слишком правым, если хочешь иметь на своей стороне насмешников; крупица неправоты есть даже признак хорошего вкуса.
/Ницше/
* * *

1584. старая вера в то, что только великая мысль сообщает величие делам и вещам.
/Ницше/
* * *

1585. лучшее, что есть в нас, остаётся неизвестным.
/Ницше/
* * *

1586. - настоящей мощи ума, настоящей глубины умственного взгляда, словом, философии.
/Ницше/
* * *

1587. Что же такое в конце концов общность? – Слова суть звуковые знаки для понятий; понятия же – это более или менее определённые образные знаки для часто повторяющихся и одновременно проявляющихся ощущений, целых групп ощущений. Чтобы понимать друг друга, недостаточно ещё употреблять одинаковые слова, - нужно также употреблять одинаковые слова для однородных внутренних переживаний; нужно в конце концов иметь общий опыт с другими людьми.
/Ницше/
* * *

1588. Чем больше опасность, тем больше и потребность быстро и легко сговориться о необходимом; отсутствие взаимного непонимания в опасности – вот условие, без которого никак не может установиться общение между людьми. Даже в каждой дружеской или любовной связи испытывают друг друга в этом отношении: такая связь не может быть прочной, раз становится ясно, что одинаковые слова производят разное впечатление на обоих, вызывая в одном из них иные чувства, мысли, догадки, желания и страхи, нежели в другом.
/Ницше/
* * *

1589. Группы ощущений, которые могут наиболее быстро пробудиться в глубине души, заговорить и давать приказания, имеют решающее значение для всей табели о рангах её ценностей и в конце концов определяют скрижаль её благ. Оценка вещей данным человеком выдаёт нам до некоторой степени строение его души и то, что она считает условиями жизни, в чём видит подлинную нужду.
/Ницше/
* * *

1590. Взгляд – лицемерит, улыбка – лжёт, но одежда никогда не обманывает.
/Ницше/
* * *

1591. именно в женщине – отличающейся ясновидением в мире страданий.
/Ницше/
* * *

1592. Кто так чувствует, кто так понимает любовь – тот ищет смерти. – Но зачем иметь пристрастие к таким болезненным вещам? Допустив, что этого вовсе не нужно.
/Ницше/
* * *

1593. Глубокое страдание облагораживает; оно обособляет.
/Ницше/
* * *

1594. Отсюда следует, что иметь уважение «к маске» и не заниматься всуе психологией и любопытством есть дело утончённой гуманности.
/Ницше/
* * *

1595. ибо высшее одухотворение названного инстинкта есть именно святость.
/Ницше/
* * *

1596. Всякое средство скрывает цель.
/Ницше/
* * *

1597. Кто не хочет видеть высоких качеств другого человека, тот тем пристальнее присматривается к тому, что есть в нём низменного и поверхностного, - и этим выдаёт сам себя.
/Ницше/
* * *

1598. - Довольно скверно! Опять старая история! Окончив постройку дома, замечаешь, что при этом незаметно научился кое-чему, что непременно нужно было знать, прежде чем начинать постройку. Вечное несносное «слишком поздно»! – Меланхолия всего законченного!..
/Ницше/
* * *

1599. Но вы плохо понимаете его, если жалуетесь на это. Он отходит назад, как всякий, кто готовиться сделать большой прыжок.
/Ницше/
* * *

1600. Что вытекает из борьбы противоречий? – Ещё одно противоречие…
/И.Черных/
* * *